Matseevski (matseevski) wrote,
Matseevski
matseevski

Categories:

К Северу от Мустатунтури

Некатегорийный маршрут на велосипедах по Среднему и Рыбачьему полуостровам Баренцева моря 3 - 13 июля 2011г.



Ходовых дней: 11 (из них 1 - радиально). Пройденный километраж - 340км (из них 21км - без веса), 259км - грунты по полуостровам, 81 км - трасса А-138 "Кола-Никель".

Нить маршрута:
ж.д.станция Кола - мост через Кольский залив - река Ура - озеро Портлубол (по шоссе А-138) - Старая Титовка - водопады на реке Титовка - Кутовая губа - Средний полуостров (по Юго-Восточному побережью), Мотовский залив, бухта Озерко - перемычка между Средним и Рыбачьим п-овами - мыс Вестника - нефтяная станция Озерки - Рыбачий п-ов по Западному побережью, река Сювя (бр.) - Кийская бухта (по дну моря в отлив) - руч.Червяной (бр.) - г.Керванта - мыс Тонин - мыс Немецкий - маяк Вайдагубский - губа Вайда, мыс Кекурский (рад.) - гарнизон Мыс Скорбеевский - река Скорбеевка (бр.) - долина реки Скорбеевки (по старой дороге на Цыпнаволок с Севера) - г.Перевальная - г.Переметная - озеро на ручье Ленском - затоп по недейств.дороге к югу от г.Клубб - полуостров Средний (по Северо-Западному побережью) - река Выкат (бр.) - станция Земляное - мыс Пумманки - скальные останцы напротив островов Айновских - воинская часть к северу от гарнизона Поселок - мыс Маталаниеми - мыс Волоковой - губа Малая Волоковая - озеро Перяярви - перевал на материк к востоку от хр.Мустатунтури - Старая Титовка - Заполярный (по шоссе А-138) - ж.д.станция Заполярная

*участки трассы А-138 от пересечения с рекой Западная Лица до села Старая Титовка и от пересечения с озером Куосмеярви до поселения Заполярный подкинулись на грузовиках.

1 день. Дорога на Киркенес (48 км) * 69,08,432С, 032,30,598В
2 день. Китовка (51 км) *69,37,687С, 031,57,097В
3 день. По синему-синему морю (41 км) *69,52,045С, 031,59,086В
4 день. Вайда (23км) *69,56,895С, 031,56, 619В
5 день. На скалы Кекура (21км) *69,56,895С, 031,56, 619В
6 день. Скорбные земли (30км) *69,52,301С,032,13,877В
7 день. По старой дороге (22км) *69,45,485С,032,09,667В
8 день. К Земляному мысу (36км) 69,47,306С,031,45,818В
9 день. Гроза над Мустатунтури (22 км) 69,38,380С,031,53,991В
10 день. Перевальный (31км)
11 день. Шторм (15км)

*-примерные координаты места установки лагеря

Основные цели и смысловая нагрузка путешествия:
Рыбачий полуостров, как самая северная земля континентальной части России Европейской, маяк Вайдагубский, летние краски Заполярных тундр, технически интересные видовые грунтовые дороги полуостровов..
Маршрут брал в кольцо Средний полуостров и Западную часть Рыбачьего, проходя преимущественно по береговой линии Баренцева моря.
Маршрут не имел спортивных целей.

Поломки на маршруте: 2 камеры, 2 порыва цепи.

Состав группы:
1.Юрий Мацеевский, 23 года, Санкт-Петербург (вело, пешие маршруты I-II к.с., лыжные н/к маршруты)
2.Юлия Субратова, 25 лет, Москва (пешие маршруты I-II к.с., лыжные, вело н/к маршруты)
3.Анастасия Субратова, 23 года, Москва (пешие н/к маршруты)

День 1. Дорога на Киркенес.
"Арктика" уже больше суток в пути от Петербурга. Весь прошедший день ехали через Карелию, изнывающую от непривычной жары. Но с пересечением Полярного Круга повеяло прохладой. Выгрузились в Коле, когда зарядил дождь. Он так и шел после этого весь день, то спадая на нет, то крепчая. Мурманский порт похож на огромный шумный муравейник с нового широкого моста через Кольский залив, с противоположного берега которого начинает забирать вверх дорога на Никель. Полотно неплохого качества бежит по сопкам к Норвежской границе. Практически все отворотки с основной дороги - ЗАТО, а по обочинам толковых поселков и нет вовсе. Несколько Севернее находится Полярный, где на заводе "Нерпа" пилили Курск. Частенько встречаются ручьи и ламбины, наиболее широко раскинулась спустя 45 километров от начала нашего пути река Ура. Ура! Мы на Севере, 69 параллель, а дальше? дальше - еще Севернее. Но надо уже встать где-нибудь на ночь. Ночь здесь особая, белая и тихая. Солнце конечно светит, но не греет и даже не особо освещает те просторы, куда логично должен падать взор Ярило. Проехав еще несколько километров и оценив информационный указатель "до ближайшего телефона 90 км" мы отвернули к озеру Портлубол.



















День 2. Китовка.
Ночью дождь несколько усилился и большей частью вылил. Продолжили движение по трассе, запомнилась она нам затяжными подъемами и спусками по 9-10 градусов между раскидистых озер и холмов. Спустя 18 километров после очередного спуска встретили ГАЗ-66, едущий в Спутник и забросились в кузов. До Старой Титовки оставалось еще прилично, а к ночи хотелось уже увидеть море. Вновь нагнало тучу, пока тряслись в машине основательно задубели, и были рады спрыгнуть близ КПП Титовки.
 "Титовка - поселение Кончанской лопи при Мотовском заливе. Известно с XVI века. В 1581 году отдано Иваном Грозным Печенгскому монастырю в вотчину. Близ поселения море почти ежегодно всбрасывало китов, часто их загоняли на отмель касатки. Отсюда название погоста. В 10-х года XIX века рядом возникла колония Титовка (название переиначено русскими поселенцами)..." И.Ф.Ушаков "Кольский Север в досоветское время".
Пообщались с пограничниками, разобрались с документами и встретили проехавшего нас еще утром байкера из Ростова-на-Дону. После обеда погода заметно улучшилась и на Новую Титовку мы отвернули уже в лучах Полярного солнца. Вскоре проехали железный мост над водопадным каскадом, с очередной сопки открылась панорама реки Титовки, Дмитриевой запони и островов, лежащих в губе.
"...Отошел враг ненавистный. Но вскоре сподобился для нового нашествия. Вышли им навстречу три средних сына царевых - Борис, Святослав и Игорь. В водах Мотовского залива приняли они стаю вражью. Пять заходов солнца сечь продолжалась. Вода в заливе алой стала от крови. Погибая, братья в острова превратились и так задержали иноземцев. До дня сегодняшнего эти острова вход в бухту Титовскую охраняют и известны, как Могильный, Титовский и Овечий..." Титовский рубеж, Михаил Орешета.
Минуя отворот на Новую Титовку, дорога повела через цепочку холмов. Около 15 километров тянется перевал. Крутые подъемы не позволяют заехать с грузом, как и спуски требуют большой внимательности чтобы не забыть повернуть над очередным обрывом. Поклонный крест возвышается на перевале, ознаменуя раздел дороги, вскоре за новым спуском впервые показался Мотовский залив, очертания берегов Среднего и долгая чернь хребтов Рыбачьего полуостровов. Завернули в Кутовую губу и разбили лагерь под каменным лбом на ручье.
"...В политотделе среди захваченных у немцев документов хранится затрёпанный номер немецкой газеты. На четвертой странице ее напечатана любопытная история о том, как храбрые горноегерские части штурмом брали полуострова Средний и Рыбачий.
История эта особенно любопытна потому, что мы сейчас полным ходом идем на маленьком буксире к берегам того самого Рыбачьего полуострова, который на страницах немецких газет еще в июле захвачен горными егерями.
Однако капитан буксирчика, долговязый, спокойный моряк в выцветшей фуфайке, Петруша, как его ласково зовут на буксире, отнюдь не боится попасть в плен к немцам. Он, к сожалению, не читал «Фелькишер беобахтер», и поэтому о пребывании немцев на Рыбачьем полуострове ему, конечно, ничего не известно.
— Сколько раз хожу, не видел, — говорит он, лениво пожевывая папироску. — Правда, стреляют иногда с того берега, от Пикшуева мыса. Это действительно. Ну, да ведь моя байда, как блоха, — разве в блоху из пушки попадешь. И правда, буксирчик малодоступен для артиллерии, особенно в такую погоду, как сегодня, когда среди бушующих волн Мотовского залива за пятьдесят метров видна только верхушка его трубы.
Не знаю, откуда произошло название Мотовский залив, но здесь все вполне резонно считают, что не иначе как от слова «мотать», и между собой фамильярно называют его просто «Мотка».
Вся земля кругом причалов, окрестные сопки и ущелья покрыты воронками. День за днем, месяц за месяцем, пытаясь нарушить снабжение защитников Среднего и Рыбачьего, немцы бомбили это побережье. На дне залива лежат тысячи тонн сброшенного ими металла..." К. Симонов "На Рыбачьем и Среднем".



















День 3. По синему-синему морю.
"...Весь Кольский полуостров — это, можно считать, самый нос материка. Ну, а Рыбачий — это же бородавка на носу. И выходит, что я не кто иной, как комендант бородавки. Да. А вам придется посидеть у меня сутки, раньше дороги не будет. Кстати посмотрите, как нас тут бомбят..." К.Симонов "На Рыбачьем и Среднем".
Впервые ощутили значимость отливов/приливов в ходе путешествия. Вода порядком прибавила и заполнила перешеек между нашим островком и соседними. Перешли небольшую воду, порвало цепь на очередном крутом подъеме. Волок от гусениц вывел на хорошую дорогу, бегущую по берегу Среднего по восточной стороне. Солнце набирало в силе, над ржавыми бочками кружились серые чайки, за каждым витком открывался новый горизонт. Тундра в цвету, бесконечность цветов. Золотой корень, ромашки, колокольчики, альпийская барсия и десятки иных, названий которым я не дам. Мхи обрамляют каждый камень, каждую каменную выбоину в скалистых лбах. Показался заброшенный поселок Большое озерцо на Рыбачьем, мы двигаемся к перемычке между полуостровами. Северный берег лежит в тени, чаще встречается высокий кустарник. С перемычки к западу бежит чуть заметная отворотка к мысу Вестник, откуда открывается красивый вид на бухту и сопки Среднего. Набрав воды в небольшом озерце и успешно вскипятив ее к обеду понимаем, что она соленая. И действительно, все эти мелкие ламбины полны морской воды, оставшейся в них после отлива. Даже поселок здесь - "Озерки", название символично. Отмель уходит на пару километров, обнажая смердящие водоросли, коричневый покров каменистого дна и вязь. Проехав базу нефтянников и набрав воды с ручья выезжаем на дорогу, бегущую по Западному побережью Рыбачьего. Виды завораживают, по левую руку - просторы Баренцева моря, по правую - утопающие в зелени шикши скалистые отроги, перед глазами - мысы, уводящие за горизонт, береговые огни и деревянные геодезики. Вновь встречаем Петра (байкера с Титовки). Юля примечает у него на багажнике бахилы хим-защитного вида и раз уж больше они Петру не нужны, к своей радости вешает их на бивак. Надо сказать, в будущем они ей не раз пригодились. По дороге лопается камера, меняю. Едется преимущественно по камням, сильные удары заднего колеса под весом бивака обуславливают подобного рода ситуации, как и порывы цепи связаны в первую очередь с тяжелыми подъемами. Близ мыса Коровий дорога уходит от берега и раздваивается, здесь есть отворот к гарнизону Скорбеевскому. Но нам сейчас к Вайде, поворачиваем влево и через чехорду сопок вновь попадаем к морю. Встречаются приличные лужи. Времени уже за полночь, встаем на ночь на поляне за мысом Коровьим.

















День 4. Вайда.
В нескольких километрах от нашей палатки к Северу впадает в море Червяной ручей, переход которого по большой воде обещает превратиться в плавание вольным стилем. Ждем отлива, он здесь водится в эти дни около 17 часов. Между тем нещадно пылает солнце, на песчаной литорали подписываем экспедиционные открытки. Вода отступает. Дождавшись отливного максимума едем по морскому дну к Червяному устью, дабы успеть перейти брод во время стояния воды. Дорога уходит на небольшой полуостров в северной оконечности Рыбачьего. Именно на его вершине и находятся мыс Немецкий и маяк Вайдагубы. А еще там бытует метеостанция и радио-локационная база военных. И все пожалуй. Шары-локаторы мы приметили еще вчера вечером с окрестностей отворота на Скорбеевский Мыс. Три белесых футуристичных сферы читались на северном горизонте. И вот мы проезжаем воинскую часть и по побережью катим вдоль метео. Останавливаемся ненадолго у погодников и дальше - объезжать мыс в стремлении увидеть самый северный в европейской России маяк. Вайдагубский показался нам в выходном наряде. Налитое синевой небо отлично дополнило его 32-метровую алую башню. В этом году маяку 45 лет и на карточках нашей отправки присутствует коммеморативная марка с его изображением. Ставим палатку под маяком на лугу костеники. За водой приходится ехать на метео. Берега сложены хрупкой каменистой породой, остры в сечении. Белая пена полощется меж резаков скал, усыпанных морскими ежиками.



















День 5. На скалы Кекура.
Утром знакомимся со смотрителем маяка Володей, решаем вопрос с водой и остаемся в гости. Днем радиально прокатились на соседний Кекурский мыс, интересный скальный останец из двух зубьев и продолгих каменных волоков, уходящих в океан. Завязи ягод повсюду. Близ метео ржавеет подводная лодка. Настя заигралась со щенком метеорологов - самоедом Нордом. Небо к вечеру наливает сильными тонами, зреет дождь. Последние три дня стоит жара под 25 градусов. Действительно, уже к ночи полило. А потом была радуга, радуга и солнце в 3 часа, нависшая над башней Вайды.



















День 6. Скорбные земли.
Покидаем Немецкий мыс. Следующая остановка - гарнизон Скорбеевский. По карте обозначена отворотка, соединяющая дорогу к военной части на Немецком с дорожкой на Скорбеевку, но на проверку она оказывается настолько затопленной, что только если плыть. В итоге проверив еще один путь и накрутив песку едем чуть выше метеостанции, и от дороги по побережью на Кекурский берем вверх. Тундра окружает со всех сторон. Мрачнеет, погода под стать названиям местности - Скорбеевский мыс/губа/гарнизон/река... . Наконец плато выводит в долину, где на холме над рекой расположился ныне заброшенный и вызывающий исключительно гнетущие ассоциативы военый поселок. Разрушенные дома, колючая проволока, ржавые бочки в озерах. Желания останавливаться близ этой пром.-зоны нет, едем в низовья долины, к реке. Меж тем залил сильный дождь, дорога стала ухудшаться, переходя в сплошную песочную канаву. Мокрый песок налипал на обода килограммами, заводя колеса по втулку. Комар - еще одна из безусловных соствляющих местности. Особенно сильно он докучает в долинах рек. Но беда никогда не приходит одна, не так страшен комар, как мошка. Под дождем ставимся на берегу реки и непонятно что страстнее барабанит по тенту - капли воды или гнус?



















День 7. По старой дороге.
В оранжевых палатках всегда радостно просыпаться, какой-бы не была погода, всегда кажется, что светит солнце. Да, сегодня действительно солнечное утро и день обещает быть жарким. Над лагерем пролетает пара журавлей. По долине реки едем к перевалу. На советском ген.штабе эта дорога обозначена, как лучшая на полуострове, но это не так. Вот звонко раздается гул под колесами, это я перезжаю мост через ручей. Понятие мост весьма условно, мост здесь - это любая переправа (бревно, навал камней...). В данном случае - днище от перевернутого бронетранспортера. Скорбеевка много раз пересекает дорогу, ведя к своему истоку. Сам путь от песчанки изменился в завал крупных камней. Те, что мельче - со звоном вылетают из под колес, покрупнее - подкидывают самого наездника. Вальдшнепы любопытны в своей натуре, кружат над нами, кричат. Под колесом снуют выводки полярных куропаток. Как-бы не придавить такого цыпленка. Виднеется мыс Лазарь на Северо-Востоке. На ночь встаем на озере, через которое протекает Ленский ручей. Солнечные дни настолько прогрели мелкие озера, что вода в них ничуть не холоднее воздуха. Купаемся, загораем.



















День 8. К Земляному мысу.
Пришла пора прощаться с Рыбачьим, но впереди нас ждет самый северный мыс Среднего полуострова, что лежит даже глубже к северу, нежели мы сейчас находимся. А находимся мы на перемычке между Средним и Рыбачьим полуостровами, откуда по карте можно срезать уже езжанную нами дорогу, проехав напрямую по пунктиру через затоп. Дорога - сплошной грейдер, петляет между болот и ламбин километра 3. И вот она...нет не выводит на Средний, а заканчивается. Лишь гусеничная колея уходит в болото, которому не видно и края. Идем на разведку. Глубина по колено, но идется уже вот совсем не мало и выходим к некому деревянному помосту посреди болот с маленькой надстройкой типа "колодец", прикрытой деревяхой. Стоит колонка, течет вода. Может минералка? Мда, если это и минералка, то на вкус отвратительная, хуже морской воды. Блуждания по болоту через заросли пушицы приводят к накату на основную дорогу по берегу Среднего. Осталось только протащить там велосипеды и биваки. Ну как-то так, сократили 10 минут на 1,5 часа. Движемся по Северному берегу Среднего в сторону станции Земляное.Близ реки Выкат вновь лопает камера. Пока менял ее - рой комаров и мошки окружил так, что казалось, будто солнца не стало. Дорога ведет по множественным ручьям на Север. Сопки все более обрывисты, вот и подобная орлу птица на вершине отвесной скальной стены. Встречаем велосипедиста из Ессентуков, первый встреченный нами веломаньяк за все время. Выйдя из окружения высоких кустов и несколько отойдя от скалистых отрогов ловим ветер и с новыи силами движемся вперед. Мыс Земляное красив, огонь одинок и стоек. Основная дорога ведет выше, над скалами по Пумманки плато, но мы поедем по берегу, через скальные останцы. Заходящее солнце приятно и желанно, со скал стекают водопадиками ручьи, выветренная порода причудлива и одинока на берегах. Дорога портится и вновь уходит от нас. По гусеничной колее сварачиваем от берега с мыслью найти на основную дорогу. Да, подобное как уже показала практика приводит к определенным приключениям и вот перед нами подъем градусов 40 и вот еще один и еще круче, да по глине! С трудом затаскиваем своих коней на скалы. Встречает нас одинокая калитка, ржавая створа которой поскрипывает на ветру, а второй и вовсе след простыл. Нежданно-негаданно попадаем мы на свалку военного черного металла. Гниют танки и бтр, пушки. Едя через весь этот сюр попадаем на действующую военную часть, нас окружают собаки, приходится спешиться. Из людей - двое рядовых, удивлены нашим появлением и путем попадания, стреляют водку. Но у нас нет даже сигарет. Одна из собак привязывается к нам и бежит вплоть до места ночевки, а встать мы надумали в километрах 4х к югу, над ручьем, бегущим по ущелью близ гарнизона Поселок, где-то в 2 ночи.















День 9. Гроза над Мустатунтури.
Проказливый пес не получив еды убег обратно в часть, и правильно сделал. К утру жара стала одолевать, спать невозможно. Снял верхний тент. Спустя часика два начал собираться дождь, снова натянул и вроде даже ничего так. Проснулся от жуткого грохота, будто над ухом барабан порвали. Началась гроза и мы оказались прямо в ее эпицентре. Мысли о том, что сейчас стихнет выветрило с первым резким порывом ветра. Я успел закрепить палатку за дуги и прижать юбку камнями, но не пропустил несущий каркас шест, через дуги нижней палатки, и по такому раскладу шансы верхнего тента отправиться в океан резко возрастали. Молнии сверкали очень убедительно и близко, ветер усиливывался с каждым порывом, пока не превратился в сплошной гон. Я высунулся из палатки на пол корпуса и руками стал держать вырывающийся тент со стороны ветра. Начался крупный град. Еще минут 12 и пошло на спад. Отдышались от такого аттракциона и позавтракали. Погода быстро наладилась, снова начало печь. Вдали виднелись орудия гарнизона, а мы поехали к берегу и над скалами по живописнейшей извилистой дороге закатили в сторону мыса Маталаниеми. Юлькина фляга уплыла в открытое море, ведомая бурным ручьем. Дорога пошла на спуск, скалы остались позади, взорам открылась Малая Волоковая губа. После грозы всегда очаровывает небо, свежий воздух в сочетании с разорванными в клочья облаками опьяняет. Через череду ручьев дорога привела к хребту Мустатунтури. По пути проехали полевой лагерь спасателей на воздухе, где у них проходили сборы. Мужики угостили нас крабами. И прикатив за озеро Перяярви был устроен праздничный ужин по случаю завершения маршрута по полуостровам. Раскаты новой грозы перечеркнули намерение пройтись по хребту. Так и закончился 9 день путешествия.
"...Это было как на страшном суде, и как будто небеса разверглись. Неожиданно начавшаяся стрельба окончилась спустя час. Затем глухо разорвались несколько дымовых снарядов и в это время мы уже знали: "Они идут". Когда дымовая завеса спала, кровь застыла у нас в жилах. Русские, на сколько хватало взгляда, массы русских стали наступать на нас и самым страшным было то, что они презирая смерть, вообще не реагировали на огонь беспрерывно строчащих наших пулеметных расчетов, которые изрыгали целый снопы огней. Они не прятались, они падали толпами, но позади них уже шли новые толпы людей. Никто не бросался на землю. У гидры вырастали все новые и новые головы. Огонь пулеметов вообще на них не действовал. И тут из своего окопа я увидел как русские с душераздирающими криками Ура захватили, находящийся в 100 метрах от нас, опорный пункт …
…Из двухсот человек нашей роты спастись смогли только 30, многие из них погибли спустя несколько часов или дней на проселочных дорогах. Мы должны были оставить всех раненых. Среди нас была паника. Перед лицом ужасной, превосходящей силы, которая прокатилась по нам, мы потеряли уверенность в своих силах. Нас преследовал страх попадания в плен. Но прежде всего мы хотели жить..." К.Руеф (из мемуаров)



















День 10. Перевальный.
Верха затянуло плотными низкими облаками. Поднявшись к перевалу вошли в зону облака, видимость не сильно чтобы ухудшилась, но плотная морось нагоняла желание побыстрее спуститься за сопки. После почти недели жары погода стала приходить в обычное состояние. Под перевалом устроили обед, нас нагнали двое велопутешественников из Татарстана, следы которых мы порой замечали, но нити маршрутов наших координально разошлись. Ребята возвращались с Зубовки, рыбачили. По дороге на Титовку встретили еще троих москвичей на велосипедах, с раскладкой на основе покупного сублимата. Как они там?, - задаюсь я мыслью, памятую завтрашнюю бурю. Вскоре приехали в Титовку, остановились на базе у погранцов. Помылись, обсохли. Начался дождь.



















День 11. Шторм.
Всю ночь шел дождь. Когда выехали из Титовки было еще ничего, дальше - хуже. Дождь усиливался, ветер крепчал. Потом узнали, что в этот день было штормовое и ветер достигал 34 м/с. Соленый морской дождь в лицо обливал без устали, ветром сносило в противоположный ряд. Ехать стало не просто тяжело, но и опасно. Встретили на дороге, в 18 км от Печенги машину ГАИ, погрелись у них, остановили грузовик. Кинули велы в кузов, девчонки поехали в кабине, я составил компанию железным коням. В Заполярном напали на булочную, с очень вкусной и дешевой выпечкой, зависли на пару часов на почте, отправляя корреспонденцию, и скоротали вечер. Уже к ночи погода стала налаживаться. Закатнули до станции Заполярная через впечатляющую пром-зону и на ночном дизеле поехали в Мурманск. Погуляли день в городе, осмотрев Художественный музей и в Оленегорск, и домой.











Выводы и рекомендации:
1. Погода на Среднем и Рыбачьем непредсказуема и переменчива. От шквального ветра и града до солнца и жары - считанные часы. Нужно быть готовым как к непогоде, так и к сильнейшему солнцу.
2. Июль - хорошее время для подобного путешествия и плохое одновременно. В июле - разгар полярного дня, людей совсем мало, но много насекомых и нет ягод/грибов. В августе ночью уже ощутимо темно и много людей, но вся тундра плодоносит и значительно меньше кровососущих насекомых.
3. Дороги технически интересны, сложны. Долгие подъемы и спуски, броды, пески, камни. Техника должна соответствовать, как и рем-набор.
4. Связь на полуостровах работает местами и только Мегафон либо норвежские операторы (на Вайде - только Норвегия)
5. В особенности на северо-западе Рыбачьего много техногенного мусора, встречается колючая проволока, в озерах близ военных гарнизонов много затопленного ржавого металла.
6. Наш маршрут не охватывал восточную часть Рыбачьего полуострова (Цыпнаволок), включение его в маршрут безусловно интересно.
7. Имеется возможность хорошей рыбалки, что качественно дополнит и разнообразит раскладку.



































Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments